Мы родились в большой стране, в России…

Как часто мимо вас проходит человек,

Над кем ругается слепой и буйный век,

Но чей высокий лик в грядущем поколенье

Поэта приведет в восторг и в умиленье

А.С. Пушкин

Сейчас имя Косарева вспоминается все реже и реже, хотя когда-то он был известен на всю страну и по-настоящему знаменит. Еще бы — 25-летним юношей стал первым секретарем Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи, массовой молодежной организации СССР, и возглавлял ее девять с половиной лет. Это были годы первых пятилеток и первых колхозов, борьбы с неграмотностью и пуска заводов-гигантов, шефства комсомола над авиацией и флотом Красной Армии. И одновременно с этим — годы нарастания сталинских репрессий и ощущения приближения большой войны. Но ни в каком энциклопедическом словаре в персоналии Косарева мы не найдем упоминания о его заслугах в создании всесоюзного добровольного физкультурного общества «Спартак». Именно об этом наш разговор.

Спорт в СССР — дело государственное

У каждой футбольной команды есть своя история, и чем громче имена ее создателей, тем звонче слава ее и популярней она в среде болельщиков. Нарождающимся физкультурным организациям СССР в 20-30-х годах прошлого столетия путевку в жизнь давали не кто-нибудь, а члены Правительства. Пролетарское спортивное общество «Динамо» основано с согласия «железного наркома» Феликса Дзержинского. С именем Николая Подвойского, начальника Главного управления Всевобуча, теснейшим образом связано рождение армейского клуба. По указанию Лазаря Моисеевича Кагановича президиум ЦК профсоюзов железнодорожников принял решение о создании общества «Локомотив». «Торпедо» образовано по личному распоряжению директора ЗиС Ивана Алексеевича Лихачева. «Пищевик» вырос благодаря заботе Анастаса Ивановича Микояна, наркома пищевой промышленности. «Правда» — детище Зав. ОГИЗа Михаила Томского. И так далее и тому подобное. Этих государственных мужей знала вся страна, имена их звучали громко, их портреты несли на первомайских и октябрьских демонстрациях.

А кому принадлежит заслуга в организации популярнейшего во все времена общества «Спартак» и его футбольной команды?

На этот вопрос почти всегда отвечают одинаково — Николаю Петровичу Старостину. И это, конечно же, правда, но только не вся. Далеко не вся. Совсем не вся. Каким бы ни был известнейшим спортсменом заслуженный мастер спорта, футболист Старостин, но сравниться с политическими лидерами страны, он никак не мог. А инициатором создания спортивного общества мог выступить только, как сказали бы сейчас, политический тяжеловес. Личность всесоюзного масштаба. Человек, наделенный властью принимать решения. И такой человек был.

Но сначала рассмотрим, на кого государство возложило обязанности по организации физкультурного и спортивного движения в нашей стране.

Профсоюзы — школа коммунизма

Советское государство как политическая организация наделило себя полномочиями властного регулирования общественных отношений. Это проявлялось в способности органов государства устанавливать обязательные нормативные предписания при помощи целой системы правовых актов. Постановления ЦК партии и Совнаркома в категорической форме определяли рамки дозволенного в физкультурной работе.

Из Постановления ЦК РКП(б) от 13.07.25:

…физкультура не должна обособляться и в организационном отношении в какие-либо самостоятельные спортивно-гимнастические объединения, что неизбежно привело бы к отрыву от основной политико-просветительной работы и к отрыву занимающихся физической культурой масс от основных общественных организаций.
…в союзных клубах работа кружков физкультуры должна протекать под непосредственным руководством профсоюзов и при активном участии РЛКСМ

Из Постановления ЦК ВКП(б) от 16.10.29:

…без усиления государственного централизованного руководства, с одной стороны, и без участия в физкультурном движении широкой рабочей общественности, с другой, сдвинуть дело развития физкультурного движения нельзя.
Создать при ЦИК СССР Всесоюзный совет физической культуры с функциями государственного руководящего органа…

Постановление СНК СССР от 14.05.36

1) Считать нецелесообразным организацию спортивных обществ при наркоматах; существующие общества при наркоматах ликвидировать.
2) Считать целесообразным организацию спортивных обществ лишь по отраслям производства и при центральных комитетах профсоюзов.

(Везде выделено мной — Ю.К.)

Я привел лишь часть выдержек из директивных документов, к исполнению строго обязательных. И эти постулаты вполне согласуются с ленинским лозунгом: «Профсоюзы — школа коммунизма», таким привычным и актуальным в советские годы.

Физкультурники могли объединяться в спортобщество только: а) на производстве, б) через обращение в профсоюз. Понятно, что огромное значение имело личное отношение руководителя отрасли (чаще всего — наркома) к спорту вообще и к футболу в частности. Ведь общество, объединяющее физкультурников различных видов спорта, нуждалось в самом необходимом: в помещениях, площадках, тренировочных базах, инвентаре, экипировке, освобождении от работы на время игр и сборов и так далее.

И вот тут мы подошли к самому удивительному — физкультурное общество промкооперации «Спартак», рождением которого принято считать 19 апреля 1935 года*, никак не должно было появиться на свет. Почему? Да потому что промысловая кооперация не входила в систему профсоюзов. Вот так-то!

Невозможное стало возможным

На 1 января 1935 года в СССР действуют 163 профессиональных союза рабочих и служащих, и промысловой кооперации среди них мы не найдем. Зато есть пять профсоюзов потребительской кооперации, где спортивный уровень был высок и организационно отлажен. Потребкооператоры Москвы культивировали 13 видов спорта, из которых в первенстве МОСПС 1934 года по четырем видам заняли первые места, по остальным не ниже третьего. Потребкооперация имела все права на создание своего общества. Однако, вместо ожидаемого не потребительская, а промысловая кооперация смогла выстроить организацию, причем всесоюзного масштаба!**

А.В. Косарев

Все, что по параграфам нормативных документов считалось абсолютно невозможным, смог решить «в виде исключения», человек, наделенный большой властью. Лицо из ближайшего окружения Сталина. Именно таким был тогда Косарев, и его незаурядная личность явилась обязательным условием осуществления фантастического проекта. Ну, а остальное — уже как бы приложение к главному — Александр Васильевич любил футбол (команда промкооперации — весенний чемпион Москвы 1934 года, а в потребкооперации этот вид не получил развития). И, что также важно — большая личная дружба Косарева и Старостина.

Подумать только — «Спартак» стал в СССР единственным физкультурным обществом, не принадлежавшим ни профсоюзам («Торпедо», «Локомотив», «Сталинец» и др.), ни ведомствам («Динамо» и ЦДКА) — факт уникальный в советской истории. Вот откуда идут корни всенародной любви к этому орденоносному спортивному обществу!

Что установки Партии о физкультурной работе были нарушены, конечно же, понимал любой и каждый. Вот интересная выписка из Протокола №17 заседания комиссии Президиума ЦИК Союза ССР от 14.10.35:

«п.2. Поручить т. Хацкевичу выяснить порядок возникновения об-ва «Спартак» и его задачи». (ГАРФ ф.7576, опись 1, ед.хр.198 ч.1 мкф)

Представляете! И это через полгода после создания спортобщества! Молния сверкнула, но гром не грянул. Видимо, когда тов. Хацкевич сориентировался, кто вдохнул жизнь в этот проект, исполнение пункта второго свершилось автоматически. Высокое положение Косарева и общеизвестное расположение к нему Сталина гарантировало свободу действий Александра Васильевича. А совесть Косарева из-за этих нарушений была чиста — он ничего не делал для собственной, личной выгоды.

«Все сделал Косарев. Только Косарев»

С первых страниц своих мемуаров Николай Старостин с теплотой вспоминает: «Как капитан сборной СССР по футболу я был знаком с Генеральным секретарем ЦК ВЛКСМ Александром Косаревым и председателем Всекопромсовета Иваном Епифановичем Павловым. Оба они были страстные охотники. Я же, выросший в семье егерей, рядом с ними чувствовал себя профессионалом, и они с удовольствием пользовались на практике моими советами. Как раз на охоте у нас возникла идея спортивного добровольного общества Промкооперации». Об этом же пишет и Андрей Старостин в своей книге «Большой футбол»: «В начале 1935 года Николая вызвали в ЦК ВЛКСМ. Наверное, нет у нас такой физкультурно-спортивной организации, которая в истории своего возникновения и развития не знала бы влияния комсомола. Подумайте над организацией добровольного спортивного общества, которое объединило бы всех физкультурников промысловой кооперации, и помогите им организовать такое общество, — предложил Николаю Александр Васильевич Косарев».

Ценность здесь в том, что мемуаристы указали — от кого пришел посыл на создание спортивной организации. Но в каждой из приведенных цитат есть по одной неточности, на первый взгляд, казалось бы, не существенной. Что Павлов никогда не был председателем правления (с весны 1932 года этот орган стал называться президиумом) Всепромсовета, автор просто запамятовал. Возможно, он мог быть из Моспромсовета, точно установить пока не удалось. И Андрей Старостин неверно датирует событие, когда указывает на начало 1935 года. Ведь еще осенью предыдущего года в печати было объявлено о скором создании Всесоюзного добровольного физкультурно-спортивного общество промысловой кооперации.

Эти промахи авторов вполне объяснимы, ведь они обратились к воспоминаниям спустя десятилетия после описываемых событий. Что ничуть не умаляет достоинств их замечательных книг. Так что не будем придираться. Гораздо важнее нам вникнуть в смысловое значение контекстов.

Понятно, что с Косаревым Николай Старостин был знаком как капитан сборной команды, ну а Всекопромсовет тут причем? Руководство промкооперации никаким боком не касалось и не отвечало за развитие советского спорта в отличие от комсомола. Разгадка мне видится в последней фразе вышеприведенной цитаты «Как раз на охоте у нас возникла идея спортивного добровольного общества Промкооперации». Идея родилась у Косарева давно, а вот обсуждать воплощение идеи в жизнь можно, в том числе и на охоте. Благо все заинтересованные лица рядом: Косарев как инициатор, двигатель и правовая защита, Павлов как финансово-материальная база, Старостин как спорторганизатор. Автор мемуаров ничего не исказил, просто для краткости повествования уместил все в одной строке.

В опубликованных воспоминаниях все выглядит безукоризненно с идеологических позиций того времени. Когда же в разговоре с Николаем Петровичем я выяснял роль комсомола в создании «Спартака», то он ответил не по канону и достаточно твердо: «Комсомол ничего не делал. Все сделал Косарев. Только Косарев».

Что в самом деле так оно и было подтвердил поиск документов в архивах РГАСПИ. Внимательно просмотрев повестки заседаний Бюро и секретариата ЦК ВЛКСМ за тридцатые годы, я находил, в том числе и постановления по физкультуре. Но о создании «Спартака» вопрос не ставился вообще!

«Спартак» был создан при прямом и решающем участии Генерального секретаря ЦК ВЛКСМ Александра Васильевича Косарева. Не в качестве свадебного генерала, а родителя и радетеля физкультурного общества и его футбольной команды.

Действительно в то время выполнить невыполнимое мог только человек из ближайшего окружения Сталина, а именно таким был Косарев, один из наиболее перспективных партийных деятелей. Одно время он даже считался фаворитом вождя.

В те годы его популярность и среди молодежи и в обществе неуклонно росла, а к середине 30-х достигла пика. В январе 1931 года возглавляемый им комсомол награжден орденом Трудового Красного Знамени. В октябре 1933-го сам Косарев награжден орденом Ленина. В 1934 году его именем назван аэроклуб, расквартированный на Тушинском аэродроме, где Сталин и члены Правительства любили принимать авиационные парады. Такие награды и отличия не давались без ведома вождя.

Косарев и «Спартак» всегда вместе

Улица Большая Семеновская, в одном из домиков которой родился Косарев — это северо-восточная окраина дореволюционной Москвы, по административно-территориальному делению 1922 года входила в Бауманский район. Здесь Саша начал работать, вступил в комсомол, потом в большевистскую партию. Когда в 1918 году районный совет решил увековечить память германского «Союза Спартака» и его погибших вождей, именно на карте Бауманского района появилась Спартаковские площадь, улица и переулок.***

Потом, где бы ни работал, Косарев всегда помнил свои родные места. В Пензе, где чуть больше года (1924-25 гг.) он был первым секретарем губкома комсомола, открывая первый номер газеты «Знамя ленинца» свою передовицу подписал псевдонимом Бауманский. Интересную подробность мы узнаем от Татьяны Дмитриевны Куденко из Пензы: «…В новом клубе он «октябрил» моего сына, тогда вводили новый обряд вместо крещения. Это были первые октябрины. Сыну дали имя Спартак, и Саша сказал чудесную речь». (Журнал «Семья и школа» 1989, №2, с.18-21).

О ленинградском периоде жизни Косарева (1920-21 гг.) вспоминает ветеран комсомола Павел Иванович Усанов: «После нашей совместной учебы в Центральной Политшколе Петербургского Комитета РКСМ (именно так он тогда назывался) мы, при участии Саши Косарева, организовали революционный театр «Спартак» на Первой Красноармейской улице для рабочей молодежи и комсомольцев Московско-Нарвского и Второго городского районов Петрограда».

Вообще на работу в Ленинград судьба забрасывала Косарева дважды, второй раз в 1926 и ненадолго. В то время уже третий год как издавался журнал «Спартак», издателем которого был, в том числе и губком РЛКСМ. И журнал этот был рупором одноименного спортивного кружка, в Уставе которого было записано: «членом «Спартака» может быть каждый член РКСМ…». Для того чтобы придать спортработе ярко революционную окраску было решено дать идеологически выдержанное название. После долгого обсуждения было решено присвоить имя «Спартак», первого борца за освобождение рабов-пролетариев в Риме. (Журнал «Спартак» 1925 г., №13).

И Косарев и Старостин знали этот журнал, читали его, а Николай Старостин там даже публиковался!

В январе 1922 года московский комитет РКСМ направляет Косарева на работу первым секретарем Бауманского райкома. И не вызывает удивления, что футбольная команда Бауманского района «Благуша» сменила название на… правильно — «Спартак». Кстати, в первенстве Москвы 1925 года «Спартак» играл очень сильно, жаль, что первенство осталось недоигранным. А вот когда через десять лет появился «Спартак» нынешний, то помещение под городской совет общества было выделено в Большом Черкасском переулке, 4 — буквально в двух шагах от здания ЦК ВЛКСМ (Ипатьевский переулок, 3). Это как бы на скорую руку. А потом без суеты было подобрано постоянное помещение, и уже на территории… опять правильно, Бауманского района (Малый Гавриков переулок, 29), и здесь мне видится помощь (а может и желание) Косарева.

Косарев как спорторганизатор

Книга о А.В. Косареве из серии ЖЗЛ

В обстоятельно составленной политической биографии Косарева, вышедшей в серии ЖЗЛ, убедительно показана жизнь человека, посвятившего все свои годы и силы комсомольской работе. Но из 400 страниц текста лишь шесть о его внимании к развитию физической культуры, как здорового образа жизни. До обидного мало. Добавлю здесь самое важное из того, что не вошло в книгу.

В 1924 году Косарев, тогда первый секретарь Бауманского райкома комсомола, настоял, чтобы райком партии обсудил комсомольский план развития физкультуры в районе, в том числе и строительство стадиона. Его ввели в строй через два года, да такой, что на загляденье. В него вошло футбольное поле, баскетбольная площадка, по две волейбольных, теннисных и городошных, беговая дорожка, военно-гимнастический городок. Рядом спортивный зал, оборудованный под все виды гимнастики, баскетбол, волейбол, бокс, борьбу, тяжелую атлетику. Там же врачебно-консультационный кабинет. Зимой заливался лед для хоккея, рядом площадка для фигурного катания и беговая дорожка в 333 метра. Вот таким предстал «Стадион им. Калинина союза строителей» и работал с 10 утра до 10 вечера ежедневно. Он стал первым стадионом, построенным в Москве при советской власти!

В 30-е годы Косарев сумел предвосхитить два важнейших направления в организации досуга: туризм и футбол. Как сторонник активного отдыха, он свою идею массового туризма вынес на заседание оргбюро ЦК ВКП(б), где предложил создать добровольное туристическое общество. Предложение было поддержано, и решением ЦК партии об ОПТЭ — Всесоюзном добровольном обществе пролетарского туризма и экскурсий (впоследствии — Центральный совет по туризму и экскурсиям) открылся путь туристско-экскурсионной работе.

И, наконец, самое важное для любителей футбола — чемпионат СССР среди команд ДСО и ведомств не начался бы в 1936 году, если бы не Косарев. На обращение к нему Н. Старостина о необходимости проведения всесоюзного первенства вместо городских состязаний Генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ отреагировал оперативно: «Готовьте проект». И через четыре месяца чемпионат под номером один стартовал.****

А до этого, в марте 1929 года на XVII Московской губпартконференции он внес предложение «создать добровольное общество пролетарской физкультуры». В тот раз его не поддержали. Но через шесть лет его воля, настойчивость, авторитет, набранный политический вес, помогли создать тот «Спартак», который живет и поныне.

Косарев — инициатор создания «Спартака»

От решения о создании физкультурного общества промкооперации до его организационного построения трудный путь.

Еще в юности Косарев проникся заразительными идеями братства и свободы германского «Союза Спартака». Скорее всего, Саша прочитал книгу «Спартак. Вождь римских гладиаторов», изданную в Петрограде в 1918 году. Потом он смог дать имя любимого героя футбольной команде Бауманского района. А дальше… Дальше стремительно поднимается по служебной лестнице сам Косарев, появляются новые друзья — Николай Старостин и другие. Идея комсомольского лидера о создании добровольных обществ, озвученная им в 1929 году, становится вполне осязаемой уже к 1933-му. До воплощения мечты остается менее двух лет. Понятно, что материальная основа будущих ДСО — это профсоюзы. Скорее всего, где-то не позже 1931 года к Косареву приходит осознание, что он сможет провести решение о создании спортивного общества минуя профсоюзы. Правда, у комсомола нет необходимых для такого большого дела материальных ресурсов, а вот например, промысловая кооперация… Если через нее? Материальное положение там крепкое, плюс в руководстве свои люди. Риск, конечно, есть, в крайнем случае, обращусь напрямую к тов. Сталину.***** Он поймет, поддержит. Зато это будет детище ленинско-сталинского комсомола.****** Полагаю, приблизительно так рассуждал неугомонный Косарев.

Надо заметить, что к тому времени промысловая кооперация сложилась в крупную, широко разветвленную производственно-кооперативную систему, дополняющую государственную промышленность в производстве товаров широкого потребления.

Кстати, нельзя не доверять такому дотошному исследователю кооперативного движения, как Ольга Каменева: «Всероссийское кооперативное общество инвалидов выступило в качестве соучредителя такой известной организации, как «Спартак», под знаменами которой инвалиды-опорники и сами выступали на российских спортивных аренах». (журнал «Отечественные записки» №2, 2004 г.).

Трудно представить, что при обдумывании названия нового общества, кто-то мог Косареву подсказать идею назвать новорожденного «Спартаком». Ведь имя фракийского героя он всю жизнь носил в своем сердце.

Скорее всего, Косарев, как умный руководитель, не спешил давить своим авторитетом и каждому давал возможность высказать свое предложение. Допускаю, что имя Спартака уже кто-то озвучивал, в том числе Николай Старостин. Повторюсь, что в 20-30 годы имя героя-гладиатора у нас было очень популярно.

Когда я первый раз позвонил Елене Александровне Косаревой и, назвав себя, выпалил, что считаю ее отца основателем «Спартака», то в ответ в телефонной трубке сначала раздался переливчатый смех, а затем ее слова: «Я это знаю!». Елена Александровна рассказывала, что помнит товарищеские посиделки у них в квартире в Доме на Набережной, когда к отцу приходили спортсмены. Братья Старостины постоянно бывали у них вплоть до ареста отца. Много позже она повстречала Андрея Старостина в Норильске, где они оба отбывали ссылку.

Известный исследователь советского футбола Аксель Вартанян нашел в когда-то закрытом партийном архиве, что при создании ВДФО «Спартак» членский билет №1 был выписан на имя Косарева Александра Васильевича. Так иначе и быть не могло!

День рождения — 1 февраля

Президиум Всесоюзного Совета промкооперации 28 января 1935 года утвердил Устав общества (ГАРФ, ф.9480, оп.33, ед.365), а с 1 февраля были открыты лицевые счета на штатных работников и с этого дня им стали начислять зарплату.

Тогда же стало работать оргбюро, ответственным секретарем которого по предложению Косарева назначен Николай Старостин, а 2 апреля в Колонном зале Дома Союзов собрался физкультурный актив «Спартака». По сообщению «Вечерней Москвы»: «Долго не смолкавшими аплодисментами спартаковцы встретили появление на трибуне генерального секретаря ЦК ВЛКСМ тов. Косарева, который приветствовал спартаковцев от имени комсомола. «Я надеюсь, что ваше общество займет одно из передовых мест среди физкультурных организаций нашей страны. Разрешите пожелать самых лучших успехов в вашей дальнейшей работе».

Общество крепнет, развивается, приходят и спортивные успехи. В 1936 году Косарев задумал показать руководителям партии и правительства футбол на Красной площади в День физкультурника. Причем праздничное представление (шоу, как сказали бы сейчас) в исполнении футболистов только «Спартака» (его «Спартака»!). «Когда это предложение обсуждалось спартаковским городским руководством, ироническим репликам не было конца. В самом деле, на Красной площади брусчатка, ни ворот, ни разметок. Чего доброго мяч за кремлевскую стену улетит, а то и того хуже: попадет в кого-нибудь на трибунах. Однако дело закрутилось. Решено было Красную площадь накрыть мягким войлочным ковром и превратить ее в стадион», — вспоминал в своей книге участник матча Андрей Старостин.

Его дополняют пока еще неопубликованные воспоминания Петра Петрова: «А тренировались, наигрывали игру мы в Тарасовке. Установка была — сделать красивый футбольный спектакль. Косарев часто наведывался посмотреть тренировку. Была договоренность, что 2:1 вроде малый счет, 4:2 большой вроде, ну 3:2 в самый раз. Три-два так и сыграли. Причем играли даже лучше, чем репетировали на тренировке. А я во время матча находился у ГУМа, напротив Мавзолея, готов был при необходимости войти в игру. Сталин ничего не понимал в футболе. Вратарь мяч взял, публика аплодирует. А Сталин у Косарева что-то спрашивает. Момент прошел, а он только начинает хлопать. Ну и народ, его хлопки подхватывает. После завершения праздника Косарев был нами доволен, и счет хороший и игра хорошая и голы хорошие, не липовые. Как по-настоящему. Да и погода была отличная. Александр Васильевич сказал «Молодцы!». Банкет потом устроил».

Продолжает Николай Старостин: «Стоя рядом со Сталиным, Косарев незаметно сжимал в руке белый платок. Было условлено: если игра вдруг придется не по вкусу «лучшему другу физкультурников», то по отмашке платком надлежало немедленно все прекратить. Я не выпускал из поля зрения Мавзолей, и чем дольше не было взмаха руки, тем яснее становилось: футбол «хозяину» нравился. Вместо оговоренных по сценарию тридцати минут матч продолжался почти целый тайм».

Вот так громко вступал в жизнь «Спартак». И следующий 1937 год поначалу внушал оптимизм. Приезд в нашу страну сильной футбольной сборной Басконии и ее победы над советскими командами, создали ситуацию, когда на карту был поставлен престиж советского футбола, защитить который должен «Спартак». К матчу готовились под жутким прессом ответственности за результат. Вновь обратимся к воспоминаниям Николая Старостина: «Пожалуй, единственным, кто во всеобщей лихорадке, по крайней мере, внешне, сохранял холодную голову, был Косарев. Он имел опыт настраивать спортсменов на большие дела. У него это получалось очень хорошо и убедительно. В тот раз он сказал: «Не робейте, ребята, не боги горшки обжигают». А, прощаясь, добавил: «Кесарю — кесарево, а Косареву — косарево!» — мол, мне нужна победа».

Восьмого июля «Спартак» обыграл басков. А 13-го его футболисты на параде физкультурников проследовали по Красной площади на автомашине, закамуфлированной под громадную бутсу, на которой был крупно выведен счет матча 6:2. Двадцать четвертого июля в газетах опубликован Указ ЦИК СССР о награждении орденом Ленина спортивных обществ «Динамо» и «Спартак», а троих братьев Старостиных — орденами. В тот же день на спартаковской базе в Тарасовке Косарев участвует в митинге, посвященном награждению. Через день «Спартак» выезжает за рубеж (редчайшее явление в тогдашней закрытой жизни страны) в Антверпен для участия в рабочей Олимпиаде и оттуда в Париж на турнир, посвященный Всемирной выставке. Косарев напутствует спортсменов на Белорусском вокзале столицы. Тринадцатого августа спартаковцы возвращаются домой с двойной победой! В череде блестящих спортивных достижений и торжественных чествований все шло как нельзя лучше.

И не догадывались возвратившиеся из Европы спортсмены, что здесь без них произошли важные события.

По статьям 58-1а, 58-8, 58-11 УК РСФСР

Рубежным стал день 21 июля 1937 года. «Косарев был вызван в Кремль к Сталину. Разговор состоялся тяжелый и шел в одном направлении: ЦК ВЛКСМ должен помогать разоблачать врагов народа в комсомоле. Впервые за все годы общения двух Генеральных секретарей Косарев уходил с тяжелым чувством. Его сверлил упрек, брошенный хозяином кабинета: «Значит, вы не хотите возглавить эту работу». Отец был очень подавлен. С мамой он делился своей тревогой, говорил, что никак не может понять, откуда вдруг в нашей стране такое количество врагов«. (Беседа с Е.А. Косаревой в июле 2008 г.)

Начался отсчет последних месяцев жизни Косарева. Стали происходить совершенно необъяснимые вещи. Был арестован председатель президиума Всекопромсовета Михаил Семенович Чудов. Журнал «Промысловая кооперация» №13 за 1937 год утверждал, что совершенно неправильно думать, что троцкистско-бухаринские шпионы не будут зариться на такое малое дело как промкоопepaция, вpaжьи гнезда выявлены yжe во мнoгиx apтeльcoюзax. В «Красном спорте» от 27 августа появилась заметка «Дела и люди» о плохой организации работы в московском совете «Спартака» и о невнимании к посетителям со стороны Н. Старостина. А 29 августа газета «Правда» опубликовала Постановление IV Пленума ЦК ВЛКСМ «…Вина ЦК ВЛКСМ, Бюро ЦК, секретарей ЦК и в первую голову тов. Косарева состоит в том, что они прошли мимо указаний партии о повышении большевистской бдительности…» — первая публичная пощечина руководителю комсомола.

3 сентября в «Комсомольской правде» «Чуждые нравы в обществе «Спартак», где уже все категорично: «…Николай Старостин не стесняется залезать в общественный карман для удовлетворения своих личных нужд». 30 октября газета снова напоминает своим читателям «Еще раз о чуждых нравах в обществе «Спартак».

Предчувствуя беду и пытаясь найти защиту, братья Старостины пишут коллективное письмо Сталину, копию которого отправляют Косареву с сопроводительной запиской: «…обращаемся к Вам, как к действительному руководителю Советской физкультуры и как к единственному члену Правительства лично нас знающему…». Они тогда и не догадывались, что за отказ возглавить работу по выявлению «врагов народа» в комсомоле, судьба и самого Косарева была предрешена.

В мемуарах Николая Старостина пытка неизвестностью вместилась в один абзац: «Аресты были ежедневные, неожиданные. Как выстрел наповал известие: враг народа — Косарев! А вскоре удар и по другим покровителям «Спартака». Ничего толком не понимая, в «Спартаке» все считали себя обреченными. В 1939 году я ждал ареста каждый день». Но арестованы Старостин и его братья будут, когда уже во всю шла война с Германией, весной 1942 года.

— Вы обвиняетесь в преступной деятельности под руководством врага народа Косарева. Вы хорошо знали Косарева?

— Насколько позволяло несколько лет совместной работы в спорте.

— Ваши отношения были дружескими?

— Он постоянно оказывал «Спартаку» поддержку в решении организационных и хозяйственных вопросов.

— Какие вы получали от него задания?

— Какие задания? Обыграть басков, выиграть первенство Союза, побеждать в международных встречах.

— Не прикидывайтесь простачком, речь идет о политических заданиях. Доказано, что Косарев примыкал к оппозиционной группировке. Нам известно, что вы вместе с братьями должны были во время парада осуществить террористический акт против членов Политбюро и лично товарища Сталина…

Что Александра Васильевича Косарева уже нет в живых тогда не знал никто.

Косарев и Старостин

Они москвичи, почти одногодки. Оба вышли из многодетных трудовых семей: у Старостиных шестеро, у Косаревых семеро. И тот и другой всего в жизни добились сами, без протекции. Оба — с незаурядным организаторским талантом. Один стал признанным политическим лидером молодежи, и его знала (и любила!) вся страна. Другой вошел в число первых заслуженных мастеров спорта СССР и тоже добился признания. Оба награждены высшей наградой родины — орденом Ленина.

Когда они познакомились, мы можем только предполагать. Видимо, не ранее 1927 года, в мае которого Косарев стал первым секретарем МК ВЛКСМ, а в июле Старостин в составе футбольной сборной СССР совершил длительную зарубежную поездку. И не позже апреля 1930 года, когда Косарев был включен в состав президиума Совета ВСФК — факт не отраженный в политической биографии руководителя комсомола.

Обоим в Москве установлены мемориальные доски. Косареву в 1973 году на фасаде дома, обращенного к Б. Каменному мосту по адресу: улица Серафимовича, 2. Николаю Старостину в 2002 году в самом центре столицы на улице Тверская, 19 «А».

Когда я собирал материал для нынешнего очерка, то встречался с дочерьми своих героев — они обе Елены и обе по образованию химики. Елена Александровна 30 лет проработала в редакции журнала «Химия в школе», причем последние 15 лет главным редактором. Елена Николаевна была на преподавательской работе. Друг с другом они никогда не встречались.

Итак, Старостин и Косарев. Косарев и Старостин. Две крупные личности. Достойные граждане своей страны, со схожей биографией. Награжденные за заслуги высшим орденом родины, а потом несправедливо арестованные. Оба ушли из жизни в феврале, но с разницей в 57 лет.

Память

Первое издание популярнейшей книги мемуаров Андрея Старостина «Большой футбол» вышло в 1957 году, всего через два года после возвращения автора из ссылки и через три года после посмертной реабилитации Косарева. И здесь было первое печатное упоминание его имени после 19 лет забвения. Посмотрите, сколько тепла в образе вчерашнего «врага народа»:

«В кабинете у Александра Васильевича Косарева совещание. Руководители комсомола и Всесоюзного комитета по физкультуре и спорту решили обменяться мнениями о предстоящей поездке в Чехословакию.

— Ну, что скажете вы, товарищи специалисты? — обратился к футболистам сборной команды Александр Васильевич.

Он встает из-за стола и, похаживая, улыбается своими прищуренными глазами.

Мы мнемся. Не легко ответить. (…)

— Ну, что же, значит, не годимся? Молчим? — продолжая улыбаться, нарушает возникшую паузу Косарев.

— Я думаю, что годимся, Александр Васильевич, — ответил Николай. — Гарантировать победу, конечно, легкомысленно, но надеяться на успех можно.

Мы понимаем, что поездка уже дело решенное, и Косарева интересует боевой дух, настроение нашей команды.(…)».

В широкой печати только 14 ноября 1963 года все центральные газеты согласованно опубликовали очерки к 60-летию со дня рождения Косарева. «Советский спорт» отметился статьей Л. Гурвича «Сердце большевика» и там есть такой абзац: «Он был инициатором выхода советского спорта на международную арену, одним из вдохновителей создания комплекса «Готов к труду и обороне», принимал повседневное участие в работе Высшего совета физической культуры при ЦИК СССР. С именем Косарева связано возникновение общества «Спартак» и других спортивных организаций».

В нынешней России, начиная с 2006 года, фан-клуб московского «Спартака» регулярно проводит турниры по мини-футболу памяти Косарева. Его дочь, Елена Александровна, по здоровью не могла присутствовать на них, но всегда, пока была жива, передавала от себя благодарность не только победителям, но и всем участникам игр. Отдельная дочерняя благодарность всегда была инициатору и организатору этих соревнований, Владимиру Федоровичу Гришину. Приятно вспомнить, что в награждении лауреатов самого первого турнира принимала участие правнучка Александра Васильевича со светлым именем — Надежда.

КОСАРЕВ Александр Васильевич (14.11.1903-23.02.1939) Родился в Москве в семье рабочих трикотажно-платочной фабрики «Рихард-Симон и К°» (ныне — фабрика «Красная Заря», улица Малая Семеновская, 30). Трудовую деятельность начал с девяти лет. В 1918 году вступил в комсомол, в 1919 — в партию. В октябре 1919 тайком от родителей отправился на защиту Петрограда от Юденича. После учебы в районной политшколе на комсомольской работе в Петрограде, Москве, Пензе, снова в Москве. С марта 1929 по ноябрь 1938 — генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ. С 1930 кандидат в члены, с 1934 член ЦК ВКП(б) и Оргбюро ЦК. В январе 1938 избран депутатом Верховного Совета СССР. Имел непререкаемый авторитет, пользовался широкой популярностью, был одним из наиболее перспективных партийных деятелей. Арестован и расстрелян по ложному обвинению в антисоветской и террористической деятельности. Захоронение в общей могиле №1 на Донском кладбище. В 1954 реабилитирован, в 1989 восстановлен в партии.

Примечание.

* В этот апрельский день президиум ВСФК своим Постановлением утвердил Устав общества «Спартак», хотя родилось это общество аж два с половиной месяца назад, 1-го февраля. Представьте аналогию: в семье родился сын, а свидетельство о его рождении выправили позже. Вопрос на засыпку: какую дату считать днем рождения сына?

** В хозяйственной жизни страны городская потребительская кооперация к середине тридцатых годов утратила свое значение вследствие мощного развития государственной торговли. Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР от 29.09.1935 г. она была ликвидирована, а ее сеть была передана Наркомвнуторгу. Такие документы в одночасье не готовятся и, видимо, Косарев заранее знал о скорых пертурбациях.

*** Спартаковскую улицу назвали так в 1918-м, а площадь и переулок — в 1919 году. Можно услышать разные предположения по поводу этих наименований. Болельщики связывают их со спортивным обществом «Спартак», историки — с античным историческим Спартаком — вождем восстания рабов в Италии, книгочеи и ценители балета — с романом Джованьоли и балетом Хачатуряна. Но в революционной Москве было не до футбола и не до балета.

Имя «Спартак» носила тогда немецкая революционная организация, возникшая в 1916 году и ставшая позже ядром компартии Германии. И такие названия угодили в Москву в знак интернациональной солидарности не с рабами Рима, а с коммунистами Германии! (Юрий Константинович Ефремов «Московских улиц имена»).

**** Конечно, Косарев с подготовленным проектом вошел в Политбюро ЦК партии, член которого Анастас Иванович Микоян, ответственный за физкультурную работу, обеспечил претворение проекта в жизнь. Так что и здесь с пользой для дела сработал тандем Старостин-Косарев.

***** В промысловой кооперации работает около полумиллиона кооперированной молодежи. Только 2,5 проц. из них вовлечены в комсомол. Это самым очевидным образом показывает, что комсомол не уделяет еще внимания промкооперации, занимающей такое видное место в экономике нашей страны. Выводы отсюда должна сделать многомиллионная масса комсомола. («Промкооперация на диаграмме годов», журнал «Смена» №231, октябрь 1932 г.)

Похоже, что в случае трудностей при регистрации общества Косарев, готовил аргументы в пользу его создания. К тому же в структуре ЦК ВЛКСМ с 1930 года введен советско-кооперативный сектор.

****** Именно так называли ВДФО «Спартак» на съезде спортобщества уже после смерти Косарева, его истинного создателя.

Юрий Кошель,

историк футбола

24.02.2017 г.

Используемая литература и материалы:

Н.В. Трущенко «Косарев». Серия ЖЗЛ, 1988

Николай Старостин «Футбол сквозь годы», 1989

Андрей Старостин «Большой футбол», 1957

Андрей Старостин «Встречи на футбольной орбите», 1980

РГАСПИ, ф.100 (фонд Долорес Ильиничны Поляковой)

РГАСПИ, ф. М-1, оп.3. Перечень постановлений Бюро ЦК ВЛКСМ за 1933-38 гг.

РГАСПИ, ф. М-1, оп.23. Постановления, справки, записки ЦК ВЛКСМ о состоянии и развитии физкультуры.

РГАСПИ, Реферат студентки-дипломницы МГИАИ Чугровой Т., 1966 г.

Добавить комментарий