От футболиста до министра

6 лет назад не стало старейшего футболиста страны, последнего участника чемпионата СССР 1937 года в классе «А» Николая Никифоровича Тарасова (7.12.1911 — 12.03.2010). Сегодня мы предлагаем вашему вниманию статью Юрия Кошеля, написанную и опубликованную на сайте «Спортивный некрополь» 18 марта 2010 года.

***

В Большой Советской энциклопедии есть его персоналия. Еще бы — в течение 20-ти лет, с 1965 по 1985 гг. служил министром легкой промышленности СССР. Герой Социалистического Труда, кавалер трех орденов Ленина, участник Великой Отечественной войны. Эта информация доступна любому, кто взял в руки энциклопедию или нажал «поиск» в интернете. А вот то, что Николай Никифорович, прежде чем стать крупным государственным деятелем, прошел закалку на футбольных полях в серьезных спортивных баталиях, знают немногие.

tarasov-nn
Н.Н. Тарасов

Родился в Орехово-Зуево, там же начал играть в «дворовом» футболе. С 17-ти лет в ореховской команде «Красный текстильщик». Там же получил и первое признание: его избрали капитаном команды, ведь он ее лучший бомбардир и штатный пенальтист.

Во время обучения в Московском текстильном институте выступал на первенство Москвы: 1931-1933 гг. — за 2-ю команду ЦДКА, 1934 (осень) — за команду завода «Красный пролетарий» (ЗКП), 1935 — за команду электрозавода имени Куйбышева. В составе этой команды стал победителем Спартакиады производственных коллективов ВЦСПС.

В 1935 году после окончания МТИ Тарасов вернулся в Орехово-Зуево, и продолжал по воскресеньям приезжать в Москву для участия в играх, но уже на первенство СССР. В 1936 году он играл за «Сталинец», в 1937-м за «Спартак», но когда совмещать работу заведующего фабрики и футболиста стало невозможно, Тарасов сделал окончательный выбор, о чем никогда не жалел. А вот Николай Петрович Старостин приезжая со «Спартаком» на товарищеские игры в Орехово, виделся с Тарасовым и прилюдно сетовал: «Жаль, Николай, что ты бросил играть в футбол, мог бы стать сильным футболистом».

Из интервью Н.Н. Тарасова (аудиозапись 2005 года):

И вот Николай Петрович, как я понял, что-то ко мне пригляделся. И иногда на московских играх он на меня обращал внимание.

— Коля, молодец!

Вот с этого начались наши отношения. А в конце 1936 года он мне вдруг позвонил. Да, зимой это было.

— Коля, иди к нам в «Спартак». Я обещаю тебя разместить на стадионе в комнатке. А через месяц-два получишь квартиру и перевезешь свою семью.

— Я: дайте мне подумать и к весне я определюсь.

Но к весне я не определился и ко мне приехали его посыльные и стали меня уговаривать. А я к тому времени уже закончил институт, работал инженером на фабрике и стал по служебной лестнице продвигаться. В итоге, тогда я понял, что в Москве уже не придется играть, а Николай Петрович по-человечески тепло гнет свое: «Приходи к нам, Коля». И я решился — ну, ладно. Договорился со своим руководством. А к тому времени я уже был директором фабрики (тогда заведующий). И мне разрешили: по воскресениям после часа дня можешь выехать на игру в Москву. И вот я выходил утром к 6 часам на работу (выходной у нас был в субботу). В час приходил домой, пообедаю, на поезд и в Москву к «Спартаку». И вот таким образом сыграл две игры за «Спартак», даже мяч забил. Играл левым крайним, у меня обе ноги одинаково играющие, мог играть на любом краю.

И вот когда заканчивался 1937 год, у нас на фабрике появились производственные трудности, и я всю зиму посвятил себя только фабрике и уже в «Спартак» не ездил. А на 1938 год мне не удалось получить разрешение руководства отлучаться на игры.

И кончился мой большой футбол…

Тарасов участник первого матча в первенстве СССР по группе «Б» (ныне это первый дивизион) 22 мая 1936 года московских «Сталинец» — «СиМ». И более того — он непосредственно «приложил ногу» для первого взятия ворот.

Из отчета об игре в газете «Красный спорт»: «На 6 минуте второй половины Гучков, отбивший труднейший мяч от Тарасова, не смог снова его взять после удара Разоренова. На щите «Сталинца» цифра «1».

На гражданской панихиде рефреном звучали слова: «С ним ушла Эпоха». Так работники текстильной промышленности, в свое время занимавшие крупные государственные посты в Совмине, ЦК КПСС, Министерстве оценивали громаду личности Тарасова. Я бы и с позиции футбола повторил то же самое: он последний, кто играл в мяч из любви к футболу, без корысти и выгоды. И эта эпоха от нас ушла.

Юрий Кошель,

историк футбола

18.03.2010 г.

Добавить комментарий